19.07.2018,
06:40
+26 °C

пасмурно

Ветер 4.36 м/с

744 мм рт с

Завтра °C,

неделя

Барыш, Красноармейская, 1

+7 (84253) 21-2-90

info@bv73.ru

 
Патриот

С этим снимком к нам в редакцию пришла жительница Барыша Вера Петровна Еделькина. На фотографии - большая семья её родственников. Тогда, в конце 1970-х, они вместе собрались у родного дома в Степановке на золотой свадебный юбилей родителей.

- Из всей семьи больше всего у меня болит сердце по брату Ивану. И чем дальше уходит время, тем всё более какую-то вину, что ли, чувствую перед ним. Он был фронтовиком. Каждый раз перед Днём Победы хотелось написать о его судьбе в газету, но всё не получалось, ведь мало что о том времени знаю. Поэтому прошу рассказать в этот раз, чтобы сохранить память о нём. Не забываем мы и другого брата-фронтовика – Александра. На войну его призвали в самом её конце, он очень плакал, ведь ему всего 17 лет исполнилось. Как он рассказывал, им довелось буквально гнать фашистов. Он был танкистом, служил семь лет, приезжал к нам на танке домой, когда наша семья жила в Калининградской области. Там он и остался после войны, там и умер. Ваня – старший брат, родился 1 сентября 1925 года. Меня он любил больше всех, мне кажется. Мама меня так не жалела, как он. Он всегда о детях заботился. Я ещё только делала первые шаги, а он брал меня и катал на велосипеде, возил в ясли. Я даже помню те детские ощущения защищённости, - поделилась личным Вера Петровна Еделькина.
Чикины, к роду которых относится В. Еделькина, были из Алинкина, в 1936 году перебрались в Степановку. Но наладить жизнь на новом месте не пришлось, все планы спутала война.
Иван Петрович Чикин на фронт был призван Барышским военкоматом. Из Кинеля его с сослуживцами направили в Подмосковье. По пути следования к месту службы на полях встречались работающие женщины. Провожая новобранцев, они, жалеючи их, плакали вслед. Служил И. Чикин в 20-й воздушно-десантной бригаде рядовым. На Карельском фронте защищал северный стратегический фланг советской обороны. Стояли в болотах, сильно были застужены. За участие в войне награждён медалями «За отвагу» и «За победу над Германией».
В боях за Венгрию Ивана Петровича сильно ранило. Вестей от него дома долго не получали. А когда в избе на угольнике с места сдвинулась икона, родня почувствовала - случилось что-то серьёзное.
Выходила Ивана мадьярка, хотя за русскими они ухаживали неохотно, сопротивлялись, но их всё равно заставляли. По-русски они ничего не понимали, подходили к раненым, поджав губы. Вернулся Иван домой истощённым, раны ещё не все затянулись. Одна рука была скрюченной, зажимал он ручку между изуродованными пальцами и так писал. Немного окреп, и назначили его бригадиром в колхозе имени Чапаева. Он был грамотным, закончил семилетку, выучился на зоотехника. На пенсию ушёл с птицефабрики. Война так подорвала здоровье Ивана, что даже дети у него родились поздно, в первых браках он не стал счастлив. В селе он был самым высоким, и звали его Полтора Ивана. Из жизни И. Чикин ушёл в 1998 году.
Будущего мужа своей любимой сестре Вере сосватал тоже брат Иван. Организуя женщин и подростков на работы, в т.ч. возить на быках дрова в качестве топлива на станцию Барыш, ему и приглянулся работящий Алексей Еделькин. Иван Петрович даже отдал ему свои сапоги, чтобы паренёк мог выйти на работу. Потом нахваливал его сестрёнке: хороший, мол, парень, трудолюбивый, будешь с ним под защитой. Хотя если вернуться в прошлое родителей молодых людей, то в период коллективизации их отцы были классовыми врагами. Война же всех примирила. Василий Михайлович Еделькин поднимал колхозы в районе, был директором Жадовской литейки, погиб на фронте.
Вера прислушалась к совету брата, и всё у молодых сложилось так, как он предрёк. Вместе Еделькины с 1962 года. Алексею Васильевичу 82 года, он до сих пор старается вести активный образ жизни, всегда в движении. Вере Петровне - 76 лет. Он был трактористом и шофёром, она трудилась на телеграфе и в энергонадзоре.
Еделькины – дети войны. Вере Петровне особенно памятны первые послевоенные годы. В поисках лучшей доли её родители в 1946-м перебрались в Калининградскую область. Вербовали тогда рабочих на восстановление переданной СССР в качестве возмещения убытков за войну территории немецкого Кёнигсберга. Манили рассказы о богатой жизни. Ехали в товарных вагонах, вместе с коровами. Жили на хуторе, где ещё не были убраны трупы. Хоронили мёртвых в одной траншее. Рядом располагался полигон военных, где постоянно что-то взрывалось, окна в доме дрожали. Вера Петровна помнит, что впервые там увидела печи, которые литовцы и немцы облицовывали плиткой. А когда к ним потом заходили местные жители и видели русскую печь, то удивлялись уже они. Здесь же переселенцы впервые узнали, что такое стиральная машина. Жили голодно. Выручал заброшенный сад, где собирали яблоки, груши, жёлуди. Варили люди даже мясо падших лошадей. Ещё одна жуткая картина навсегда врезалась в память маленькой девочки. Мальчишки убежали с уроков и отправились в развалины, где взрывали порох из найденных патронов. Часто при этом случались трагедии. Вот и эти ребята погибли. Одного взрывом вовсе разметало, другой ещё был жив: глаза хлопают, нога дымится и дрыгается. Вера долго потом не могла спать, перед глазами всё стояла эта жуткая картина. Лучшей доли Чикины не нашли и в тех краях, тем более все опасались и ждали новой войны. В 1950-х они вернулись в Степановку.

Для добавления комментариев Вам необходимо зарегистрироваться