18.06.2018,
20:35
+21 °C

ясно

Ветер 3.75 м/с

748 мм рт с

Завтра °C,

неделя

Барыш, Красноармейская, 1

+7 (84253) 21-2-90

info@bv73.ru

 
КРАЕВЕДЕНИЕ

Места эти очень красивы. Прозрачные родники, вековые боры, молодые подлески, небольшие поля, поляны, пустоши… И в центре этой красоты посёлок.

Все наши сёла, деревни и посёлки имеют собственную историю. У Приозёрного, в сравнении с другими, биография не столь продолжительная во времени – всего-то одно столетие с небольшим.

Таких заведений в нашем регионе два – УОПБ-1 под Ульяновском и УОПБ-2 в посёлке Приозёрный. Аббревиатура означает – Ульяновская областная психоневрологическая больница. Первая больше известна как «Карамзинка», вторую в обиходе называют Загаринской психбольницей.

Первая основана в 1904 году. Как свидетельствуют архивы, сын выдающегося историка и писателя Н.М. Карамзина Владимир Николаевич пожертвовал 125 тысяч рублей (в то время это была основательная сумма) на создание благотворительного  заведения. Симбирское земство решило построить на эти деньги психиатрическую больницу. Проект основных зданий разработали инженер М.Г. Алякринский и врач-психиатр В.А. Копосов.

Вторая появилась позднее. И начинался этот уголок милосердия в отличие от больницы имени Карамзина не в чистом поле, не с чистого листа.

В 1906 году помещику села Акшуат Владимиру Поливанову в трёх верстах от  Загарина отвели земельный участок. Здесь он построил  завод, чтобы «покурить» и поторговать «горячим вином».

Главный каменный корпус винокуренного предприятия необычной «псевдоготической архитектуры» сохранился до наших дней.

Прекрасное место отвели для обживания и обустройства. Но обживался этот уголок земной трудно и долго.

В 1913 году здесь была  усадьба Поливановых. Стояли барский дом и всего пять небольших бараков, где проживало до сорока человек.

Работать в цехах начинали осенью, после уборки сельскохозяйственных культур. Спирт-сырец гнали зимой и весной – до следующего сезона полевых дел. Производство его увеличилось с началом Первой мировой войны. Крестьяне в массе своей приходили на работу из окрестных селений: Ананьина, Языковских Выселков, Загарина, Золина, Языковки.

Заводской посёлок оставался крохотным вплоть до пятидесятых годов. Он входил в Жедринскую волость, позднее – в Кузоватовский район. Забегая вперёд скажем, что при рождении Ульяновской области в 1943 году Загаринский сельский Совет ещё подчинялся Кузоватову, а уже с образованием Жадовского района отошёл под его крыло. С ноября 1956 года Приозёрный, как и весь Загаринский сельсовет, в границах барышской земли.

С установлением советской власти управляющий заводом, конторские служащие, разбазарив сырьё и топливо, попытались закрыть предприятие. Простой люд воспротивился этому. Был наложен арест на текущие счета в банке, взяты под охрану склады. Завод национализировали, выработка спирта продолжалась.

В 1930-е годы в нашем районе действовал единственный спиртзавод – Новозиновьевский, в Кузоватовском было четыре подобных предприятия – в Зеленце, Лесном Матюнине, Никольском и у Загарина. В селе Загарино в то время существовали два колхоза – имени Кирова и имени Молотова. Они, равно как и другие сельхозартели, поставляли на спиртзавод зерно, получали отходы (барду) для общественного скота.

Многие будущие работники спецбольницы начинали писать трудовую биографию в колхозах. Клавдия  Маркина,  Анатолий  Сафронов работали в молотовской сельхозартели; в  кировской начинался трудовой путь Николая  Ключникова,  Антонины  Пичугиной, Николая  Сараева. Из киселёвского колхоза позднее перейдёт на работу в больницу Татьяна  Билюкова, из ананьинского  – Прасковья  Борисова.

Клавдия  Сараева тоже трудилась в колхозе имени Кирова. Переходила с одного участка на другой: то в поле она, то – на ферме. Доставляла барду с спиртзавода. В 1954-м поступила в коллектив больницы и проработала тут санитаркой до ухода на пенсию. Да и потом ещё два года дома не сидела. Ныне Клавдии Петровне – за девяносто, она в посёлке  старейшина по возрасту.

В Великую Отечественную предприятие заработало на полную мощность – фронт сильно нуждался в его продукции.

С окончанием боевых действий производство спирта-сырца снова упало, затем совсем прекратилось. Завод, как сказали бы теперь, не выдержал конкуренции.

Заводчане перешли на работу в колхозы и в районное торфоуправление, которое на ближайшем болоте вело добычу торфяного топлива.

В 1953-м старую заводскую постройку переоборудовали под лечебный корпус. Помещичий дом сломали, остатки его пошли на новую постройку, где разместилось приёмное отделение. Из областной больницы имени Карамзина сюда  перевели  группу инвалидов. Среди первых пациентов новой  лечебницы областного значения были и недавние фронтовики.  

Её  стали называть колонией, а безымянное поселение  - посёлком Загаринской больницы, в просторечии – психбольницей. И только в 1967-м он обрёл имя, существующее до сегодняшнего дня, - Приозёрный.

Название дано по ландшафту. Под горой – старинное озеро. Родники, питающие другой водоём, теряют силы, и то озерцо превращается в болото. Ещё один  водоём сами жители построили за сосновым бором, у истоков речки Балейки.

Далеко не каждому известно, что такое казённое милосердие, которое зиждется не на вечных гуманистических истинах, а на ведомственной милостыне. Смысл этого можно понять, когда познакомишься поближе с «кухней» наших спецбольниц.

Вроде бы каждая сегодня имеет всё. Или почти всё: государственное обеспечение крышей, постелью, питанием, одеждой… Но, как ни больно в этом признаваться, скажем честно: находиться в этих учреждениях тяжело всем: и больным, и людям из обслуживающего персонала.

В первые годы всего не хватало. Полы не крашены,  печи дровами топили, воду в вёдрах носили.

Приозёрный – не замкнутый мирок, живущий сам по себе. Сотнями нитей связан он с внешним миром, и потому, разумеется, разрешение многих трудностей, с которыми он сталкивается, не только от воли здешних жителей, от их старания зависит, но и от чёткой, а главное, от заинтересованной работы инстанций разного уровня. Посёлку, больнице помогали во все времена. За 60 с лишним лет вторая областная окрепла, разрослась.  Строили хозспособом: и больничные корпуса, и разные «подсобки», и жильё, и объекты соцкультбыта. Работала солидная бригада. Когда не хватало поселковых, приглашали строителей из села Каранино. Медперсонал выходил на субботники: сообща заготавливали камень для фундамента, глину, песок, лес…

Появились пищеблок, два типовых спальных корпуса и хозяйственный с котельной, прачечной, баней, гаражом - всего полтора десятка построек.

Больничные площади увеличились до 610 койкомест, а потом коечный фонд и за тысячу перевалил.

К территории лечебницы примыкает посёлок из пяти улиц.

Жильё продолжали возводить и в семидесятые, и в восьмидесятые.  Жилсектор расширился до 216 квартир.

С установкой новой водонасосной станции была снята проблема водоснабжения больницы и жилых домов.

В поселковой новине большая заслуга главного врача второй областной Григория Халфина. Он работал тут с 1954 года. Его и теперь поселяне, в первую очередь ветераны,  вспоминают самыми добрыми словами. Позднее во главе больничного коллектива стояли Александра  Коробова, Анатолий  Кузнецов,  Александр  Пушкарёв, Рустем  Феткулов, Борис Чекушкин и другие. С  января 2014-го в руководство больницей вступил Александр  Романов, возглавлявший до этого  в течение семи лет ведущее в районе ветучреждение.

Число пациентов в разные годы сильно колебалось, было тут и триста больных, и четыреста, и вдвое больше. И на эти сотни всего-то четыре-пять врачей. В то же время общая численность работающих  доходила до трёх сотен: медицинские сёстры, санитары, повара, прачки, кочегары, водители, рабочие подсобного хозяйства…

Среди  больных больше всего бывало людей с отклонениями в психике. Для многих из них этот уголок становился последней жизненной пристанью. В то же врем тут, как в «ящике Пандоры», собирались порой все человеческие несчастья: ненужные собственным детям старики-сироты, бомжи, люди, пристрастившиеся к дурным привычкам. Каждому надо было одеться, умыться, поесть. А если они сами не в состоянии проделать все эти и другие элементарные вещи, если им, как младенцам, требовались няньки?.. Непросто выдержать такие испытания. Ещё труднее становилось тем, кто отвечал за «постояльцев».

Немало трудовых лет посвятили больнице и посёлку Нина  Анисимова, Антонина  Волкова,  Нина Кутырёва,  Анна  Муллова,   Александр   Фадин и другие. Здесь были и есть рабочие династии. Пелагея  Коробова стала трудиться в больнице с первого дня её существования. Без малого полвека проработала её дочь Людмила  Шишова, старшая медсестра. Поваром была другая дочь – Нина  Борисова. А как не назвать врача Людмилу  Самойлову,  медицинских  сестёр Валентину  Кабаеву, Алину  Клочкову, Анастасию  Малькову, санитаров Александра  Марькова, Валентину  Корнилину, водителя Владимира Пичугина…

Обслуживающий персонал держался и держится за место: сравнительно неплохая зарплата да и пенсионный ценз более привлекательный.

Областная психоневрологическая больница №2  продолжает давать работу нынешним поселянам и жителям ближайших сёл: Живайкино, Загарино, Киселёвка.

В 36 километрах к югу от Барыша лежит Приозёрный. Посёлок как посёлок. Скромный, без городских амбиций, без асфальта на улицах, без наружной рекламы.  Малоэтажная застройка. Стандартные каменные дома и целый ансамбль деревянных изб. В палисадах фруктовые деревья и ягодные кустарники, овощные грядки и цветники. Больничный комплекс за высокой оградой. Таков он, островок в районной глубинке, где лечат человеческие души.